Ржавые «корчи» для большой наживы. Как житель Брестчины в столице счастье искал

0 0

Тема вечная как сама жизнь, ставшая предметом исследования людей искусства, – молодой человек из провинции, покоряющий столицу умом и талантами. И в жизни поиски удачи могут пойти двояко. Как у раннего Высоцкого: и мне, не пьющему тогда еще, попались пьющие товарищи. Или по народному рецепту – рыбак рыбака видит издалека, пишет «Вечерний Брест».

Ржавые «корчи» для большой наживы. Как житель Брестчины в столице счастье искал

В начале «славных» дел

Николай вырос в полесской глуши, то есть в Ганцевичском районе. Молод и хорош собой, он не стал делать карьеру на малой родине. Как сказал классик (не наш): наблюдая изо дня в день коровьи хвосты, философом не станешь. Лет в двадцать пять Коля подался в Минск. Правда, не в университет. Он любил дам и хорошую жизнь в вещественно-бытовом смысле этого слова. Работу в столице нашел не очень пыльную – на предприятии, которое занималось реализацией конфискованных товаров. Снимал квартиру. Вроде хорошо, но мало.

На том же предприятии работал Вадим. Представительный мужчина, на восемь лет старше Николая. Человек умел себя подать, ловко и грамотно общался с людьми и вообще, как говорят, умел жить. Но и ему обычного фиксированного дохода было мало. На том коллеги и сошлись. Первое время немножко занимались автомобильным бизнесом. Но не хватало масштаба. Клиентов не очень много, а конкуренция – будь здоров! Старший товарищ предложил проделать небольшую аферу – инсценировать дорожно-транспортное происшествие на своих автомобилях, но не ради куража, а для получения страховки за битую машину. Стукнулись, «подрисовали» повреждений и получили приличные выплаты по системе страхования КАСКО.

После этого призадумались. Хотя, вернее будет сказать, начал шевелить извилинами Вадим. У него был опыт – пять лет за кражи машин, не считая трех по малолетке. Общение со специфическим контингентом чему-то научило.

Спектакли на асфальте

Схема была достаточно простая. Для работы требовались автотранспорт и к нему водители. Еще был нужен хороший автослесарь, способный быстро и толково доделать битый автомобиль, чтобы увеличить сумму страховых выплат, а потом привести его же в порядок для дальнейшего использования по назначению или продажи. Вскоре устойчивая криминальная группа сформировалась. Ядром были Вадим, Коля и Витя-слесарь. Виктор среди них – почти самый честный трудяга. У него жена, двое детей, дом строит в пригороде. Поэтому с утра и до ночи пашет в гараже, а ночью отправляется в свою очередь сторожить склад. Но ремонтник, что называется, «золотые руки». Для него арендовали два гаража. Еще были на подхвате два таксиста. Они искали «актеров» для предстоящих инсценировок и кое-что делали по мелочам.

В мошеннических акциях были задействованы два автомобиля. Один играл, если можно так выразиться, роль потерпевшей в дорожно-транспортном происшествии тачки; другой – виновника ДТП. На роль первого покупалась автомашина не старше пяти лет с дня выпуска. У нее уже должны были быть незначительные повреждения. Такие пригонял Вадим, в основном из России. Он умел просчитывать варианты и умел торговаться с продавцом, сбивая цену. Машина оформлялась в Беларуси через подставных лиц из числа знакомых или родственников. Многие помогали «по дружбе», то есть бесплатно, и ни о чем нехорошем не подозревали. Другие, более меркантильные, получали за содействие от 20 до 100 долларов. Помощникам, используемым втемную, дельцы объясняли происходящее так: мол, занимаемся покупкой-продажей тачек, но оформление на себя большого количества автомобилей привлечет неласковое внимание налоговой инспекции, а то и кого похуже. Машины страховали (ради этого все и затевалось) и дорабатывали у Вити в гараже до нужного состояния, аккуратно увеличивая видимые повреждения.

Второй автомобиль-соучастник – это «корч». Так на водительском сленге именуется машина-доходяга, уже практически ни на что, кроме металлолома, не годная, но еще способная хоть как-то и недалеко ехать самостоятельно. Стоимость ее – не выше 600 долларов. Такие подыскивали в Беларуси, официально ни на кого не оформляли. Этим занимался Витя-слесарь – он хорошо знал рынок автомобилей категории б/у. Такая машина могла быть и на транзитных номерах, главное – чтоб на нее была правильно оформлена страховка.

Водителей для спектакля подбирали опять же из друзей, знакомых, коллег, не особо щепетильных и нуждающихся в деньгах. Сумма, скажем так, гонорара чаще всего оговаривалась заранее. «Виновник» ДТП получал обычно 150 долларов плюс деньги на штраф за административное нарушение. «Потерпевший» имел за труды сотню баксов. Понятно, что постановщики спектаклей на асфальте не ставили в известность актеров о том, что те по сути становятся соучастниками преступления со всеми вытекающими правовыми последствиями.

Постановочные аварии проходили обычно поздно вечером, на безлюдных участках дорог за городом или в самой столице, но в подходящем месте. Места выбирались сложные – повороты, развилки, развязки. К примеру, со знаком «Уступи дорогу». Нарушения правил дорожного движения разыгрывались преимущественно два: несоблюдение дистанции, игнорирование дорожного знака при выезде со второстепенной дороги на главную.

На дело выезжали такой бригадой: Вадим, Коля, Витя и два водителя. Водители-новички получали перед операцией подробный инструктаж на тему предстоящего разговора с сотрудниками ГАИ. Хорошую машину ставили на подходящем для спектакля месте дороги. На «корче» в нее въезжал на небольшой скорости водитель. Прием срабатывал, но раз на раз не приходится. Однажды водитель «корча» так разогнался, что при столкновении чуть не сломал ноги. В другой раз на одну из постановок «корч» тянули на буксире – заклинило двигатель.

Далее пострадавшую машину после столкновения, но до прибытия наряда дорожно-патрульной службы Витя проворно доводил до нужной кондиции. Наносил дополнительно видимые повреждения, чтобы их зафиксировали стражи дорог. К примеру, делал вмятины на кузове. Разбрасывал на дороге привезенные с собой осколки автофары. Выбивал напрочь ранее треснувшее лобовое стекло – все равно потом менять. Выливал на дорогу под капотом привезенное с собой моторное масло – типа скрытые повреждения двигателя.

Перед приездом наряда ГАИ постановщики отъезжали от места постановочного ДТП на пару километров, чтоб не засветиться в протоколе. Оставались только водители. Они не вызывали у милиционеров недоверия: не спорили, послушно подписывали документы. После этого автомобиль перевозили в съемный гараж, «корч» оставался на дороге, но иногда сдавали на металлолом – все-таки какая-никакая копейка. В гараже Витя увеличивал число скрытых повреждений: вместо исправных деталей ставил дефектные (запасал заранее), что-то отрывал. В нескольких машинах использовался один и тот же неисправный радиатор. У Вити хватало «реквизита» — перед оценщиками из страховой компании представала вполне плачевная картина.

Затем аферисты сообщали о происшествии официальным владельцам пострадавшей машины. Они и обращались в соответствующие учреждения за страховыми выплатами. С ними же Вадим и Коля ездили в банк за деньгами. Основную часть суммы делили между собой, часть денег получал за труды Витя. Суммы страховых выплат варьировались от 10 до 20 тысяч рублей. Дело в скором времени поставили на поток, машины разбивали в течение недели со дня покупки. После этого ремонтировали и продавали. Но экономили на всем и на всех. Страховку оформляли на минимальный срок, одну женщину, мать-одиночку, уговорили поработать водителем за 50 долларов и ведро картошки.

Занавес

Как-то по оперативным каналам в ГУБОПиК Минска поступила информация – один таксист занимается инсценировкой дорожно-транспортных происшествий. За таксистом стали наблюдать и вскоре зафиксировали разговор по телефону: некто предлагал таксисту проделать очередную инсценировку. Этим кем-то был Коля.

Далее дело оперативной техники. Сотрудники органов внутренних дел зафиксировали три эпизода постановочных ДТП. После четвертого решили приступить к точечному задержанию фигурантов многоэпизодного дела по адресам. Колю и Витю взяли сразу и без помех. При обысках нашли документы на машины, ключи, регистрационные знаки и доверенности. В гаражах обнаружены запасные части к автомобилям, четыре разбитых машины с последних инсценировок, которые Витя собирался распилить на металлолом, но не успел.

Однако двое таксистов успели скрыться и до сих пор находятся в международном розыске. Изящно исчез из поля зрения правоохранителей Вадим. Впоследствии установили, что он в Израиле. Более того – подал документы на получение гражданства страны обетованной. Он заранее собрал все бумаги, в том числе справку об отсутствии судимостей. Несколько лет назад Вадим на перспективу оформил новый паспорт, взял девичью фамилию матери – и теперь по бумагам чист.

Из Беларуси в Израиль пошло сообщение о том, что претендующий на израильское гражданство Вадим был ранее судим, а чтобы скрыть это, сменил фамилию. Оформление гражданства временно отложили. Вадим позвонил жене: возьми честную справку. Но в информационном центре ГУВД сообщили, что необходимо личное присутствие получателя справки. Так Вадим волей-неволей оказался в Беларуси, где и попал уже в реальную неволю.

Расследование этого дела длилось более года. Всего по нему проходят 37 фигурантов, включая водителей, использованных втемную. Установлено 20 эпизодов ложных ДТП. Общий ущерб составил более 350 тысяч рублей. Всем предъявлено обвинение по статье 209 Уголовного кодекса РБ (мошенничество).

Фото: РИА Новости Крым . Дмитрий Макеев

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.