Белоруссия кто ты — независимая страна или часть РФ?

0 6 083

Масштабные военные учения «Союзная решимость-2022» проводимые с 10 по 20 февраля этого года в Белоруссии, заставили уже тогда задуматься белорусов, а что будет, если война все же начнется.

Испытавшие на себе тяготы второй мировой войны, так же, как и украинцы, белорусы не хотят верить, что Беларусь все-таки примет участие в российской спецоперации в Украине. В Белоруссии все знают памятник русско-белорусско-украинской дружбы «Три сестры». Монумент, посвященный сплоченности трех народов: русского, украинского и белорусского, установлен на стыке границ трех государств. Поэтому участие в военном конфликте, особенно против Украины, все сложнее объяснять не только сторонникам Лукашенко, но и остальным белорусам.

По словам директора института политических исследований «Политическая сфера» Андрея Казакевича, «угроза войны вызывает недовольство и тревожность среди людей разных политических взглядов, потому что традиционно белорусы против участия в военных действиях. И хотя преданный Лукашенко электорат, а это 12-15% населения, поддерживает его, но среди остального населения можно наблюдать снижение доверия и лояльности к режиму».

4 марта Александр Лукашенко заявил: «Иногда обидно, что я изо дня в день продолжаю убеждать, что мы никуда не пойдём, мы будем защищать нашу землю. Если вы меня не слышите, то вам впору выбирать нового президента. Я знаю, что такое наши дети. У меня нет необходимости и желания посылать их на какую-то войну», — подчеркнув, что белорусская армия нужна дома, так как прикрывает собой спины русских солдат с западного направления.

Однако Вадим Прокопьев, бывший белорусский ресторатор, автор видеоблога «Радио Гаага», считает, что сценарий, когда Лукашенко все-таки отправит войска в Украину, чтобы отрезать ее от европейских поставок оружия, вполне возможен, так как Беларусь уже глубоко увязла в отношениях с Москвой.

«Лукашенко, — говорит он, — в 20-21 годах не для того так отчаянно воевал с собственным народом, чтобы теперь прислушиваться к общественному мнению. После разгона так называемого «Беломайдана», он стал вплотную зависеть от своего московского хозяина. И это, конечно, нужно отрабатывать.

Путин, по большому счету, шантажирует Лукашенко, уверяя, что он единственный надежный союзник, больше союзников у того нет и быть не может. Лукашенко очень сильно экономически зависит от Путина и его благорасположения. И он не верит своему народу, и, вобщем-то, боится его. Он понимает, что без Росгвардии, без российской армии его собственная армия может развернуться против него, и даже в момент вторжения».

Вадим Прокопьев считает, что Лукашенко, также, как и российские власти, был уверен, что спецоперация продлится не больше недели. И, поддерживая Путина, он преследовал, конечно же, свои цели. Во-первых, был бы уничтожен пример свободной страны, несмотря на западную поддержку. Во-вторых, это была бы очередная попытка устрашения гражданского общества внутри Белоруссии. В-третьих, и это, пожалуй, самый главный момент, он отрабатывал подачки из Москвы.

«Но картина последних дней уже совсем не радужная, а спецоперация все более напоминает военные действия, в которых гибнет мирное население. Поэтому думаю, что даже в самый последний момент за пять минут до наземного вторжения он будет пытаться выкрутиться», — подытожил Прокопьев.

Белорусское общество выступает не только против войны, но и считает, что страна должна быть суверенной, то есть независимой от других. Это подтверждают и соцопросы Института социологии НАН Беларуси, и независимое исследование британского Chatham House.

Однако в РФ все чаще заговаривают о том, что Белоруссия — уже почти Россия. Так как Лукашенко не просто поддержал спецоперацию, но и предоставил РФ территорию своей страны, чтобы войска могли зайти поближе к Киеву.

Эскалация российско-украинского конфликта, в который Путин все больше втягивает Беларусь, приводит к росту антироссийских настроений в Беларуси. Но необходимо понимать, что общественное мнение мало беспокоит Лукашенко. Для сохранения своей власти в обмен на поддержку России Лукашенко готов пойти на любые политические уступки. А «состояние войны» может позволить белорусской власти оправдать любые действия по силовому подавлению любых протестов внутри страны.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.