В Бресте вынес вердикт по резонансному делу – о гибели автоинструктора в ДТП

0 6

Виновником аварии стал молодой офицер вооруженных сил, пишет «Вечерний Брест».

В Бресте вынес вердикт по резонансному делу – о гибели автоинструктора в ДТП

День 24 февраля могут теперь считать проклятым родственники брестчанки Ларисы Козлович. Женщине было чуть за 50. Она работала инструктором по вождению в Брестском государственном учебном автокомбинате подготовки и переподготовки специалистов. В середине дня, как обычно, выполняла свою работу, сидя на переднем пассажирском сидении учебного автомобиля. За рулем «Daewoo Nexia» был ее ученик – молодой брестчанин. Они двигались по второй полосе Партизанского проспекта в сторону улицы Ленинградской, когда сзади в маленькую легковушку с опознавательным знаком «У» въехал тяжелый «Крайслер».

Последним управлял 30-летний Андрей Гученко – гвардии капитан, командир батареи 111-й артиллерийской гвардейской бригады ВС РБ. В тот злополучный день он находился в увольнении и ехал на машине, только что купленной отцом, по личным делам. Погода была солнечная, асфальт сухой. Но в какой-то момент случилось то, что на водительском языке называют «рассеянное внимание». Этот термин означает потерю концентрации на доли секунды. Которых, увы, нередко хватает для того, чтобы автомобиль, даже в руках опытного и спокойного водителя, превратился из обычного средства передвижения в орудие убийства. Неумышленного, но тем не менее…

Как следует из материалов уголовного дела (это же подтвердил и сам Гученко, обвиняемый по ст. 317 УК РБ), водитель «Крайслера» двигался по второй полосе, но планировал перестроиться в первую, т.к. ему нужно было совершить поворот направо. В это время по первой полосе проспекта, то бишь справа от него, двигался автомобиль, из-за которого маневр оказался невозможен. Обычно в такой ситуации у водителя всего два варианта решения – либо замедлить ход и перестроиться после едущего в соседней полосе транспортного средства, либо, наоборот, опередить его. Андрей выбрал второй вариант. Из-за чего, судя по всему, скорость «Крайслера» в тот момент оказалась выше разрешенной – между 65 и 70 км в час. Однако опередить соседнюю машину он так и не успел. При этом, отвлекшись на нее, не смог вовремя заметить медленно набиравшую ход «Nexia». Когда до учебного автомобиля оставались считанные метры, Гученко резко нажал на педаль тормоза. Но было уже поздно. Удар оказался столь мощным, что вся задняя часть «Daewoo» мгновенно превратилась в груду искореженного металла. Находившаяся на пассажирском сидении инструктор, как следует из медицинского заключения, получила многочисленные травмы головы, грудной клетки и позвоночника. Больше двух недель медики боролись за ее жизнь. Увы, безуспешно. К слову, водитель-курсант почти не пострадал, отделавшись легкими ушибами и разбитым телефоном.

В Бресте вынес вердикт по резонансному делу – о гибели автоинструктора в ДТП

В обвинительном заключении, которое огласила прокурор, сказано, что водитель Гученко не выбрал безопасную скорость и безопасную дистанцию, имея техническую возможность предотвратить столкновение с впереди идущим транспортным средством, не сделал этого, тем самым нарушил сразу несколько пунктов ПДД.

Обвинение квалифицировало его действия по статье 317 (ч. 2) УК РБ – «Нарушение Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения». Свою вину обвиняемый полностью признал.

Санкция данной статьи предусматривает наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет, или ограничения свободы на срок до пяти лет, или лишения свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

У обвиняемого Гученко, как следует из материалов дела, было несколько смягчающих обстоятельств: чистосердечное раскаяние, заглаживание вины в виде материальной компенсации морального вреда, затрат на лечение и похороны потерпевшей. В суде сын погибшей Сергей Козлович рассказал о том, как Андрей позвонил ему на следующий день после аварии, извинялся, после чего каждый день интересовался состоянием Ларисы Николаевны, пока она была жива, поддерживал семью морально и материально. Когда случилось непоправимое, выразил соболезнование и проявил активное участие в организации похорон. Сергей сообщил, что претензий к виновнику ДТП не имеет, ибо на его месте мог оказаться любой водитель, и просил суд строго не наказывать Андрея.

В качестве свидетеля выступил Виктор Сенюк – замдиректора учебного комбината, где работала Козлович. Он охарактеризовал Ларису как лучшего инструктора. По его словам, ее смерть стала шоком и большой потерей для коллектива. Однако работа инструктора сопряжена с риском, и от подобных трагедий, увы, не застрахован никто.

Гособвинитель запросила для Гученко два с половиной года ограничения свободы с направлением в ИУ открытого типа, с лишением права управлять ТС сроком на пять лет. Сторона защиты просила максимально учесть все смягчающие обстоятельства плюс исключительно положительную характеристику офицера с места службы и назначить ему наказание в виде исправительных работ. Сам Андрей в последнем слове еще раз попросил прощения у родственников погибшей, а суд просил не наказывать его слишком строго.

В итоге судья Мария Олиферук приговорила признанного виновным Гученко к двум с половиной годам «домашней химии» (ограничению свободы без направления), а также к лишению права управления ТС на пять лет.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован в установленном порядке.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.