Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

0 1

Валерии Микуловской в ту пору было 14 лет. В русской гимназии Бреста-над-Бугом ее прозвищем было – Светлячок. Отличалась живым и озорным характером, писала стихи, в гимназической постановке «Евгения Онегина» играла Татьяну Ларину.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

Фото носит иллюстративный характер

Однажды в 1933 году она впервые поехала в Варшаву и свои путевые впечатления описала в своем дневнике, который сохранился в фондах Брестского областного краеведческого музея (БРОКМ). Свой жизненный путь Валерия Микуловская, в замужестве Филипп (1919 — 2007) завершила в эмиграции в США. Пиком ее преподавательской судьбы была работа в знаменитой Норвичской Русской Школе (на базе Норвичского университета, штат Вермонт) в течение 18 лет, из них 13 лет директором.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

Валерия Микуловская с учительницей Русской гимназии Людмилой Николаевной Жукович

«Валерия Микуловская

21-го июля 1933 года

Варшава

Так сложились обстоятельства, что я наконец попала в Варшаву. Из Семятич я уехала в 3 часа утра. От 10 часов вечера я спала у тети Веры и оттуда мы, тетя Соня, дядя Антон, пошли в город и поехали в Варшаву.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

Семятичи, 30-е гг. ХХ века

Дорога была интересная, но очень хотелось спать. К сожалению, я не могла увидеть восхода солнца, так как было пасмурное утро. Мы проезжали около Буга и через Буг по мосту. Я вообще очень люблю воду и потому прекрасная картина восхитила меня. Среди зеленых низких берегов Буг тихо разливал свои быстрые воды. Прихотливо изгибаясь, он разделял свои воды и, обхватив песчаный островок, опять соединял их. Сталью отливались воды Буга, отражая, как на блестящей сабле, кусты и деревья, растущие у берега.

Некоторое время Буг был параллелен нашей дороге, а потом мы переезжали через него по мосту. Через полчаса мы приехали в Дрогичин (Drohiczyn, польский город, тезка белорусского Дрогичина. – Н.А.). Он расположен над Бугом на очень высоком берегу.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

К сожалению, я не видала ни Буга, ни берега (а говорят, что на стороне Буга Дрогичин выглядит очень красиво и «urocze»), потому что наш автобус остановился на рынке. Ничего особенного Дрогичин не представляет. Маленькое такое местечко вроде наших Семятич, хотя костел там очень старый. Да низкие дома, а дальше и совсем деревенские. Кругом садики, зелень. Есть предание, что если к холмам, находящимся около Буга, приложить ухо, то будет слышен шум как бы погребенного города. Дрогичин местечко очень старое и историческое.

В Дрогичине село несколько пассажиров. Автобус понемногу наполнялся, и скоро не было сидячих мест. Мы выехали из Дрогичина и поехали опять на северо-запад. Все свое путешествие мы держались этого направления. Часто проезжали через деревни, как бы вымершие. Накрапывал дождик. Мы подбирали по дороге пассажиров и им снимали сверху детские складные стулья. Некоторые ехали стоя. Дорога была красивая. Только через запотелые стекла было не очень хорошо видно. Местность была низменная. В стороне Буга висел беловатый туман, заслоняя горизонт.

Мы въехали в другую землю, а именно Люблинскую. Характер местности почти не изменился. Только часто стали попадаться кресты и «kapliczki» с иконами, украшенными цветами и засохшими венками. По обеим сторонам шоссе тянулись ржаные поля. Некоторые уже начали жать, там стояли копны. Рожь высокая, красивая. Однако во многих местах она наклонилась к земле, как будто пред кем-то преклоняясь. Она преклонялась пред Богом и просила у него защиты от непогоды. Попадались лески, луга и пастбища. Из некоторых деревень выгоняли коров, но пасли их очевидно сами хозяева, так как коровы ходили отдельно.

Иногда виднелись вдали именья. Поля, принадлежащие к ним, были по большей части засеяны рожью. В особенности помню дорогу к одному имению, которая была обсажена большими деревьями. Пахло оттуда сыростью, но вместе с тем чем-то приятным, далеким. К имениям прилегали старые разросшиеся сады и леса.

Следующая наша остановка была в Соколовке. Это местечко побольше. В нем было два костела и одна церковь. Местечко было совсем сонное, и люди на базаре еле двигались. Все еще спали крепким утренним сном.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

Sokołów Podlaski — в наши дни

Стали выезжать из местечка. Снова замелькали дома и домики, сады и садики. Большее количество костелов и «kapliczek» свидетельствует о большей набожности, хотя, может быть, только показной. Шоссе было плохое, ухабистое. Мы то и дело подскакивали, но все-таки ехать было удобно. Я открыла окно. Пахнул утренний влажный воздух. Потом мы проезжали около моста, который сорвала вода во время сильного дождя. Еще позже ехали через мост, висящий над рекой. Река текла медленно и лениво. Она разделялась на несколько рукавов, а около моста опять соединялась. Шоссе было неважное и из-под колес автобуса летели грязные брызги. Мы проехали еще одну станцию. Наконец очутились в Калушине. Это последняя станция перед Варшавой.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

После Калушина дорога стала многолюднее. По обеим сторонам дороги замелькали дачные домики все в зелени. Встречались по дороге возы. Местность кругом низменная. Встречались горки песчаные, поросшие лесом. Кругом дачи и дачи.

Сразу стала чувствоваться близость большого города. Мы въехали в предместие Варшавы. О, как же изменилась картина! Пропала зелень лугов и тень лесов. Пропали, утонули в зелени дачные домики и особняки. Перед нами улица гладенькая, гладенькая. Ее окружают газовые черные фонари, а с боков тротуары. Сильное движение. Мелькают велосипеды, мчатся красные трамваи, переполненные пассажирами, раздаются гудки автомобилей. По тротуарам движется вереница пешеходов. Все куда-то спешат, все куда-то бегут. Даже предместье живет ускоренным темпом. Посредине улицы стоит полицейский и наблюдает за движением. Наш автобус останавливается, кондуктор берет пропуск у полицейского и мы едем дальше. Дома понемногу подрастают.

Мы едем теперь улицами Варшавы. О, какой чудный город, конечно, по внешнему виду. Высокие дома теснятся один за другим. Больше всего домов 4х-этажных. Все они выкрашены и украшены фресками. Слышны чаще гудки автомобилей. Толпа пешеходов движется быстрее. Торговцы уличные таскают свои возки и выкрикивают качество своих товаров. Мчатся велосипеды.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

Старая Варшава

Балконы многих домов украшены цветами. Цветов вообще много в Варшаве, их продают почти на каждом перекрестке. Мы едем через мост над Вислой. О, какая широкая река! Рябит вода. Течение Вислы быстрое. Белеют паруса лодок. Виднеются каяки. У пристани стоит пароход. Конечно, речной, маленький. На берегах Вислы раскинуты купальни.

Наконец, мы приезжаем на «Plac Broni» — остановочное место автобусов. Мы вышли. Я с удовольствием разминаю уставшие члены. Ведь сидела я не вставая шесть часов. Дядя Антон берет свой чемодан и отправляется к себе домой. Он обещает прийти к нам на обед. Мы с тетей Соней садимся в автомобиль и едем на Сенную. Перед моими восхищенными глазами мелькают красивые большие дома, магазины и витрины. На улицах сильное движение. Над городом несется шум, который никогда не перестает.

Автомобиль стал. Мы приехали на квартиру тети Сони. В этом доме как раз ремонт. Вообще в Варшаве летом, оказывается, везде делают ремонты. Тетя Соня позвонила. Нам открыла женщина лет под 50. Это была прислуга. Хозяйки не было дома, так как она уехала отдыхать за Варшаву с какой-то графиней. Квартира вся красивая. Маленькие столики, на них всякая мелочь. Обои розовые. Белый потолок украшен фресками. Пол деревянный в виде квадратиков. На диване масса подушек.

Тетя Соня немного распаковалась. Мы позавтракали, умылись и я легла спать на диване, а тетя Соня пошла в город. Спала я добрых два часа, а когда проснулась, тетя Соня уже вернулась из города. Скоро пришла pani Helena. Она помнила меня еще маленькой. Мы сели обедать. Подошел дядя Антон и тоже сел обедать с нами.

После обеда я, тетя Соня и дядя Антон решили пойти в парк Падаревского. Туда отправились мы пешком. По дороге зашли к Яблковским, где поднимались на винде на 4-й этаж. Ах, какой это громадный магазин! Чего там только нет! Бесполезно описывать – все равно всего не опишешь. Купили карамелек. Я взяла одну конфету и откусила половину. В ней был ром и я облила себе платье.

Как брестская гимназистка ездила в Варшаву в 1933 году

Мы направились по мосту Понятовского через Вислу. Очень красивый и массивный мост. С моста чудный вид на Вислу. Эх, если б так искупаться или поплавать на каячке!

Мы подходим к парку Падаревского. Через забор видны деревья. Мы вошли в парк и направились по тенистым аллеям. Большие, тенистые деревья всех сортов. Масса цветов украшает зелень полянок. Мы вошли на горку. Там вода. Мы пили. Стоят скамейки, почти все заняты людьми…

(На этом рукопись обрывается)

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.