Ни Толи, ни доли. Как мать ради денег довела сына до инсульта

0 0

Во многих наших городах, включая столицу, есть среди многоэтажных кварталов вкрапления одноэтажной застройки, причем порой довольно крупные. В этих конгломератах народ живет почти по сельским обычаям, в крайнем случае – по правилам агрогородка. И если в многоэтажке сосед соседа может не замечать годами, то среди заборов и грядок частного сектора нравы и обычаи другие. В нашем случае неважно, брестская ли это Киевка или пинская Белявщина – дело не в географии, а в человеческих типах и характерах, пишет «Вечерний Брест».

Ни Толи, ни доли. Как мать ради денег довела сына до инсульта

Снимок носит иллюстративный характер / pixabay.com

Людмила – женщина в годах и с «городскими» претензиями, но соседи зовут ее Людкой и отчество к имени упорно не приставляют. В отличие от пушкинской красавицы, у нашей Людки в жизни Руслана не было. Был какой-то, но, как говорят, поматросил и бросил, хотя Людмила настойчиво утверждает: выгнала сама, убедившись в его полной житейской бесперспективности. Впрочем, наследить успел: в свое время Люда стала мать, хоть и перестала быть жена.

Сын Толя, подобно родителям, звезд с неба не хватал, был верен принципу: лучше синица в руках, чем где-то в вышине большая птица. Не были мать и сын трудоголиками, что свойственно некоторым белорусам. Достаточно сказать, что Людмила работала с официальным оформлением трудовых отношений очень немного лет, поэтому, когда пришло время вычислять стаж для назначения пенсии, пришлось поломать голову и самой пенсионерке, и специалистам фонда соцзащиты.

Людмила, впрочем, не отчаивалась. На подворье, чтоб не кололи глаза соседи, зеленели посевами грядки, имелись несколько фруктовых деревьев и ягодных кустов. Добрая часть сельхозпродукции доставлялась хозяйкой на рынок. Кое-что съедали сами. Однако, по мнению соседей, основной доход, сопряженный с риском, Людмила получала в процессе регулярных ночных скитаний по приземистым просторам родного микрорайона. То есть, подворовывала что плохо лежит, а с утра отправлялась с добычей на дальний рынок. Но главное: женщина до сей поры ни разу не привлекалась к ответственности за воровство, пусть мелкое, но нередкое.

Тем временем подрастал Толя. Несмотря на то, что воспитание его проходило по народной поговорке «я на улице росла, меня курочка снесла», взросление парня прошло более-менее спокойно, во всяком случае без постановки на учет в инспекции по делам несовершеннолетних. Хотя со времен раннего отрочества, лет с одиннадцати, мама стала брать подростка с собой рыскать по чужим дворам под покровом подружки-ночи. Анатолий поучился в школе, закончил профессионально-техническое училище в шаговой доступности. Но по семейной традиции работать за оклад не хотел. Да и вообще считал так: работа – это от слова «раб». Мама разделяла убеждения сына, но вот в чем проблема: доход от краж – дело случайное, размер навара сложно предугадать. Надо иметь какую-нибудь подушку финансовой безопасности.

Какова жизнь, такие и способы решения проблем. Была у Людмилы двоюродная сестра Катя: хорошо училась, стала инженером, работала на большом заводе, пока в девяностых годах прошлого века большой завод не превратился в маленькую фабрику сельхозтехники. Катерина переориентировалась в «челноки», ездила с полосатыми баулами в Турцию и Китай, Польшу и Россию. И уже хотя бы поэтому могла дать хороший совет.

Вы не поверите, но на семейном, так сказать, совете план мероприятий утвердили такой: чтобы Толя мог иметь с государства деньги, не ударяя даже пальцем о палец, он должен получать пенсию. Но как? Даже военным пенсия дается после двадцати пяти лет выслуги. А нашему богатырю и тридцати еще нет. Значит, пенсия должна быть по инвалидности. Там, в собесах, тоже не все просто – чем тяжелее увечье, тем и денег больше.

При всем кощунстве плана Люда не хотела бы, чтоб сын ради пенсии потерял руки или ноги – бывает же инвалидность и по общему заболеванию. Решили так: Катерина часто бывает за пределами Беларуси, а там найти можно все что угодно – были бы деньги. После одного из шоп-вояжей в Россию сестра привезла какие-то медикаменты явно не из аптеки, но заверяла: мол, продавец обещал, что клиент будет благодарен.

Перед сном после прогулки по микрорайону Люда дала Толе пилюльки. Но они не подействовали. Причин могло быть две: либо зелье некачественное, либо здоровье Толи выше всяких похвал. На свой страх и риск Люда решила увеличить дозу лекарства. Через несколько часов сын потерял сознание. Неужели подействовало? – обрадовалась Людмила и вызвала «скорую помощь». Подействовало, что называется, более чем – у Анатолия диагностировали инсульт. Примерно через месяц он вернулся домой живой, но обездвиженный и мычащий. Первую группу инвалидности молодому человеку дали без проблем. Другое дело, что практически вся пенсия за группу уходит на содержание больного.

…Теперь у матери и сына две пенсии. Людмила по ночам уже не гуляет по окрестностям – годы не те, да и помощник из ночных похождений выбыл. Вот говорят: будьте осторожны с заветными желаниями – иногда они исполняются. Еще рассказывают: как-то забрался в дом Людмилы через окно местный наркоман в поисках денег на дозу. Но, видно, встретился с лежачим Толей, потому что бежал без памяти и очень далеко.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.