Пинчанин после инсульта и со второй группой инвалидности зарабатывает 1600 евро

0 0

Валерий из Пинска всю жизнь — до пенсии и 5 лет после, проработал в шахтах. Говорит, что трудился бы там и дальше, однако получил инвалидность второй группы. «А потом со мной еще и инфаркт приключился для полного счастья», рассказывает Валерий. Несмотря на проблемы со здоровьем, он прошел обучение в Польше, получил лицензию, дающую право работать водителем в Европе, и стал дальнобойщиком, пишет TUT.BY.

Пинчанин после инсульта и со второй группой инвалидности зарабатывает 1600 евро


Фото из личного архива Валерия

Валерию 57 лет, он из Пинска. С 1988-го до 2018 года он работал в шахтах.

— 14 лет на угольных на Севере России, под Воркутой, и почти 16 лет в Солигорске на соли, — рассказывает Валерий. — В Солигорске я работал на третьем руднике, в одной из лучших бригад. Приходилось жить на два дома. Жена оставалась в Пинске, а я уезжал на работу и снимал там квартиру. Шахтером я зарабатывал под две тысячи долларов в эквиваленте, а в хороший месяц и больше.

По закону, Валерий имел право уйти на пенсию уже в 50 лет, однако он решил работать. И говорит, что работал бы до сих пор, если бы из-за проблем со здоровьем не получил инвалидность.

— Летом 2018 года меня подкосил недуг, который не очень распространен, по крайней мере в Пинске. Мне поставили диагноз только тогда, когда я уже начал загибаться и жене не давали больше 3%, что я выживу. Но потом меня отправили в больницу в Брест, там медики меня с того света вытащили. Однако болезнь не прошла без последствий — выяснилось, что у меня поврежден тазобедренный сустав, — говорит Валерий. — И вот я дома после трех месяцев больниц, на костылях, со второй группой инвалидности. Из шахты меня естественно вывели. К этому времени я уже почти 5 лет был на пенсии, но работал и чувствовал себя вполне способным проработать еще лет 5.

По словам Валерия, тогда ему было очень тяжело в моральном плане. Он не привык сидеть на месте, всю жизнь работал в коллективе. В его бригаде по большей части были молодые ребята, чуть за 30. С ними он не чувствовал своего возраста.

— И вот хожу я на костылях по квартире на пятом этаже в доме без лифта и чувствую себя не в своей тарелке. А в конце ноября со мной приключился еще и инфаркт для полного счастья, — продолжает собеседник. — Пришел в себя я только к весне 2019 года, перешел с костылей на палки и потихоньку начал восстанавливаться. Ближе концу весны я ходил уже практически без палок и начал подумывать хоть о какой-то работе. К алкоголю я равнодушен, дачи у нас нет, надо было себя чем-то занять. Да и переход от зарплаты в забое к суммам пенсии меня не впечатлил. Мы с женой никогда не шиковали, но любили, к примеру, заправить машину и поехать по интересным местам Беларуси. Мы подбирали и пристраивали котов. Кого не смогли пристроить, оставили у себя. А содержать животных — удовольствие не самое дешевое.

Никакой другой профессии, кроме горнорабочего очистного забоя Валерий не имел. Однако у него были права категории В и С. Правда, последний раз он ездил на грузовике в 1984 году.

— Я пришел в Пинске на биржу (в службу занятости. — Прим. ред.). Мне сказали, мол, здоровым работу не найти, а инвалиду так и подавно, — говорит Валерий. — Поискал сам. Но Пинск такой город, что работы здесь нет. Можно было бы пойти, к примеру, на тестировщика учиться, но возраст — это нужно было раньше заниматься. Вступил в несколько водительских групп на фейсбуке, узнал нюансы, подводные камни. Пересмотрел на ютьюбе множество роликов, касающихся профессии. К середине лета сделал туристическую визу и решил поехать в Польшу, отучился на код 95 — это лицензия, дающая право работать водителем в Европе. Курс у меня был короткий, всего неделя. К его окончанию разбросал по группам в фейсбуке объявления, что ищу работу водителем категории С.

Через день Валерию позвонили и предложили работу в Варшаве. Он отмечает, что ему очень понравилось, что фирма, которая пригласила его, работает официально, строго по закону, без каких-либо нарушений. Переговорил с хозяином, всех все устроило.

— Вот уже полтора года я работаю водителем по Европе. Медкомиссия, которую проходил в Пинске, дала добро на работу по категории С. Польская медкомиссия даже проще чем наша, проверяют в основном давление, зрение и требуют заключение психиатра, — перечисляет собеседник. — В фирме работает около 40 водителей, человек 10 — поляки, 3 белоруса, остальные — украинцы. Живем дружно. Начальство относится ко всем одинаково хорошо. То есть нет никакой разницы, украинец ты, поляк или белорус. Зарплату платят всем на одинаковых условиях. Сейчас я получаю около 1600 евро. Согласитесь, что такие деньги в Беларуси заработать сложно. Особенно в Пинске. У меня жена работает в магазине мужских рубашек. У нее зарплата 360 рублей, может, 400 выходит. Разве на такие деньги проживешь? 100 рублей только на коммуналку отдашь.

Валерий считает, что ему повезло. Говорит, что в Польше есть фирмы, где и отношение к работникам, и уровень зарплат «ниже плинтуса». Но, по его мнению, такого и дома достаточно. В Польше существует «инспекция працы». Она очень помогает людям, работодатели ее опасаются.

— Сейчас я езжу в рейсы и на полтора месяца. Потом приезжаю отдыхать домой, — делится собеседник. — Основная проблема у белорусов при трудоустройстве в Польше, думаю, это незнание языка. Мне помогло то, что я очень хорошо знаю украинский, а они с польским похожи. Да, начальниками наши земляки там немногие становятся, но и не надо верить рассказам, что мы в Польше годны только для того, чтобы «туалеты мыть и клубнику собирать». Вот я почти в 56 лет круто сменил род деятельности и не пожалел об этом ни на минуту.

Мужчина говорит, что будет работать до тех пор, пока хватит сил. На пенсию он пока не собирается.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.